Валерий Мазманян
Последний визит: 23 августа

Об автре

Дата рождения:
1953
Город:
Москва
Другое:
Автор книги "Не спросишь серых журавлей"

2019

Июль - и осень далеко,
пчела целуется с цветком,
по росным травам босиком
дойдёшь до белых облаков.

Упали капельки зари -
алеют гроздьями рябин,
поймёт, кто искренне любил,
о чём воркуют сизари.

Жаль - скоро птичьим стаям в путь,
что чёрный волос в серебре,
что дождь ночной, как в сентябре,
стучит и не даёт уснуть.

На травах палых листьев медь...
у свеч два белых мотылька
лишь крылья обожгли слегка,
но знают, как легко сгореть.

Валерий Мазманян
Полоской красного заката -
кусты калины в дальней роще,
пусть будет осень виновата,
что ты на всё смотрела проще.

На твой вопрос с ответом медлил -
к чему делить печали бремя,
стук яблок, бьющихся о землю,
уже считал разлуки время.

Сползал тяжёлый сумрак с крыши,
в соседнем доме окна гасли,
и в тишине нам было слышно,
как осыпались в вазе астры.

И станет гроздь калины слаще,
когда прихвачена морозом...
и знает только уходящий,
что лето - это наши грёзы.

Валерий Мазманян
Плясали тени на траве,
а голубь таял в синеве,
весь белый, словно ангел божий,
исчез, а душу растревожил.

В пустом дворе под ветра свист
кружился первый жёлтый лист,
в вечерний сумрак с ветки ивы
упало солнце спелой сливой.

День угасал на складках штор,
и я не мог понять - за что
вы грусть осеннюю вернули
с ночными грозами в июле.

Пусть память - всё, чем я богат,
дотлел за рощицей закат...
вдруг хватит искорки рябины
зажечь сердца тех, кто любили.

Валерий Мазманян
После коротких летних гроз
пруд - царство голубых стрекоз,
и любопытством не греши -
о чём здесь грезят камыши.

И всё вокруг полно чудес -
у василька глаза небес,
красивой парой лебедей
плывут два облака в воде.

А взгляд старается сберечь
лицо, загар любимых плеч...
махнула бабочка крылом:
я - в настоящем, ты - в былом.

Воспоминания вернут
июньский вечер, старый пруд...
а царство голубых стрекоз
всегда мне снится после гроз.

Валерий Мазманян
В комнате пахло сиренью,
в полдень закончился дождь,
ты призывала к смиренью -
против судьбы не пойдёшь.

Солнце скатилось за рощу,
блик - одуванчика медь,
ты говорила, что проще
надо на вещи смотреть.

Я соглашался кивком,
падал к ногам твоим тенью,
билась душа мотыльком...
в комнате пахло сиренью.

Валерий Мазманян
Листва у ограды литой -
сплетение теней и света,
и клеверу шмель золотой
гудел, что не кончится лето.

Что память навеки связала
морщинкой легло возле век -
твой вздох, разговор запоздалый,
июнь, одуванчиков снег.

Взмахнула, прощаясь, рукой...
и те, кого с Богом отпустим,
вернутся красивой строкой,
поэзия - музыка грусти.

Валерий Мазманян
Молчу, разговор будет трудным -
вернулись к началу дорог,
у клевера русые кудри
с утра растрепал ветерок.

Не сетуй, не всё, как хотели -
останется чувство вины,
снега тополиных метелей -
июньское эхо зимы.

Бывает такое в любви:
расстались - становишься нужен...
растащат за день воробьи
осколки зеркальные лужи.

Валерий Мазманян
Три тучи, летящих на север,
дождём на листву и на клевер
прольются - и в день синий-синий
летит с одуванчиков иней.

Руками обхватишь колени,
июнь разомлеет от лени,
и лето крылом стрекозы
смахнёт с цветка каплю слезы.

Поднимутся шторы - и в трепет:
там ветер из облака лепит
зверей и диковинных птиц,
и ты вся - за тенью ресниц.

А голуби - стаями с крыши...
я сердцем скорее услышу -
шепнёшь ты мне, щурясь от солнца,
что лето добром обернётся.

Валерий Мазманян
Дремоту трав и листьев вялость
с утра тревожили шмели,
три ласточки не зря метались -
грозу от дома увели.

И куст сирени тенью мерил
полуденный июньский зной,
сиреневым туманом клевер
плыл за летящей стрекозой.

Порхала бабочка-капустница,
не думал клён про листопад,
я верил - мне грехи отпустятся
за нежный благодарный взгляд.

Валерий Мазманян
Тянусь душой к глубинке русской,
где искорки синиц не гаснут,
и надевает трясогузка
для встреч с тобою чёрный галстук.

А верба ниточкой зелёной
сшивает облаков лоскутья,
где к синеве худые клёны
идут сквозь вьюги и распутье.

Где скинешь с рюкзаком и ложь,
и груз прожитых лет с плеча,
когда ладонью зачерпнёшь
живой водицы из ручья.

Валерий Мазманян